Владимир Толкачев: Я мог бы стать известным футболистом / Псковская правда
Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

Интервью

Владимир Толкачев: Я мог бы стать известным футболистом

Он отыскал следы Александра Маслякова в нашем СИЗО и предсказал ядерный взрыв

26 сентября 2014 года, 11:00
Прищуренный взгляд, ироничная улыбка, небрежно повязанный шарф. На рабочем столе пара ручек, блокнот и неизменная чашка кофе. Свой день он начинает со свежей прессы – привычка со времен работы в «Псковской правде». В профессии Владимир Толкачев уже 35 лет, примерно поровну отдано газетам, радио и телевидению. За плечами сотни репортажей и сюжетов, километры истраченной пленки, но главное – это, конечно, встречи с удивительными людьми.
 

Взрыв на ТВ

Лет 25 назад на страницах нашей газеты вышел репортаж о возможном взрыве водородной бомбы под Псковом. Заметка произвела такой фурор, что знакомиться с автором примчался Александр Невзоров, ведущий «600 секунд» (культовая телепередача перестроечного времени. – Ред.). Проверил выкладки дерзкого коллеги, добавил драматизма и выдал материал в эфир. Получилось ярко.

– Я разговаривал со специалистами и выяснил, что определенные точки в окрестностях Пскова могут служить источником ядерного взрыва. Подробности раскрывать не буду, информация актуальна и сегодня, – вспоминает яркие эпизоды из своей журналистской практики Владимир Толкачев, сейчас он работает на «Радио России» в Пскове. – Но самое интересное, что в то время (1988 г. – Ред.) материал пропустили в номер. После, конечно, был скандал. Срочно собрали бюро обкома партии, появилась статья, что, дескать, Толкачев все придумал… Но лично мне за этот репортаж ничего не было.

В профессии Владимир Толкачев уже 35 лет.

Другое дело – случай с паникой на швейной фабрике имени Володарского, ныне известной как «Славянка». По городу разнесся слух, что Ванга нагадала Пскову большую неприятность. Мол, был кто-то из псковичей в Болгарии, заходил к провидице, а она и предсказала апокалипсис местного масштаба. Разговоры множились, народ волновался. Дошло до того, что швеи отказались выходить на работу. 

– Я решил отыскать первоисточник. Узнать, кто тот человек, который побывал у Ванги. Пошел по «цепочке», от одного к другому. Все без толку. Запросил паспортный стол, подключил комсомольские и партийные организации. В советское время узнать, кто и когда выезжал в Болгарию, было вполне возможно. В итоге выяснил, что у Ванги никто из Пскова и близко не был. Естественно, я живописал все свои мытарства и убедительно доказал, что слух о катастрофе возник на пустом месте. Заметка тут же пошла в печать, а меня похвалили и «повесили» на Доску почета. 

Товарищи из партии были довольны: «забастовка» на швейной фабрике прекратилась. 

Но по-настоящему убойным стало расследование, проведенное уже для РИА Новости. В неспокойное перестроечное время Владимиру Толкачеву некто показал документы о том, что на псковский завод АТС поступила огромная партия наручников (хватило бы на каждого второго псковича). Объяснять, для чего и кому, конечно, не стали. 

Невзоров настолько заинтересовался публикацией в «Псковской правде», что лично приехал в Псков знакомиться с автором заметки.

– Шел 91-й год, в Москве уже снесли памятник Дзержинскому. Обстановка была напряженная. Самое удивительное, что наручники действительно поступили на завод. А я эту информацию передал в федеральное СМИ. Не писал, конечно, что наручники, чтобы «псковичей винтить», просто сам факт. Эта новость начала крутиться на всех российских каналах. Ее продублировали чуть ли не во всех странах мира. И уже позже, когда «занавес» открылся, меня стали показывать как местную достопримечательность. Говорили: это Толкачев, он про наручники написал. Это был мой бренд.
 

В очередь

Яркие и необычные репортажи, «злободневные» – как любили писать советские газеты, стали коньком молодого и настырного журналиста. Первой редакцией в его жизни была областная «молодежка», где он прошел от корреспондента до руководителя. 

– Помню, как я пришел наниматься в газету «Молодой ленинец». Стоял май, кружила тополиная метель. Было красиво, тепло. Уютно. А я решил зайти в Дом печати, поинтересоваться, не нужны ли им журналисты. Так и спросил у редактора. Удивительно, но меня сразу взяли. Вот так, практически с улицы. 

Свой день Владимир Толкачев начинает со свежей прессы.

Ему повезло, в «молодежке» работали сильные журналисты. Ближе всего начинающий «ленинец» сошелся со спортивным обозревателем Виктором Васильевым. Может быть, потому что и сам всерьез увлекался спортом. Играл в футбол, а в студенческие годы даже получил предложение от московского «Динамо». Мог бы стать известным футболистом. Но мама сказала: «Сынок, гонять мяч – ума много не надо. Ты учись – человеком станешь». Вот и учился мастерству репортера у талантливого коллеги.

– Очень мне помог Виктор Васильев, в то время он тоже работал в молодежной газете, а позже стал собкором «Советского спорта». Как-то он умел подсказать, помочь с темой. Видимо, был у него талант наставника. Сейчас, кстати, его сын Сережа – в журналистике (редактор Псковского агентства информации. – Ред.).

Еще одним педагогом и наставником для псковича стала студентка журфака Женя Басовская (ныне Евгения Наумовна – замдекана по научной работе журфака Института Массмедиа РГГУ). Она приехала на практику в Псков, курировать ее стажировку поручили Володе Толкачеву.

– Отправил я ее на какой-то праздник в Дом культуры строителей репортаж написать. Прочитал и ахнул – такое чувство слова у человека. Тогда я понял, как надо писать, ЧТО такое журналистика. Я сказал: «Женя, я тебя ничему не научу, но буду сам у тебя учиться». И действительно, стал лучше писать. 

Карьера тоже пошла в гору. Руководитель службы информации «Псковской правды», собкор РИА Новости, главред областной профсоюзной газеты и совершенно неожиданно – директор псковского ТВ. Резкую смену формата Владимир Толкачев объясняет желанием «попробовать что-то новое».

– Это было интересное время. Мы придумывали программы-розыгрыши, устраивали интерактивные опросы с голосованием зрителей. За полчаса мы получали по 700 звонков, вот какой рейтинг был. Еженедельно мы отправляли по несколько наших передач на все федеральные каналы. Нас знали как живое телевидение. В то время ГТРК «Псков» была кузницей кадров для многих центральных телеканалов. А вакансия в ГТРК считалась событием для Пскова экстраординарным, очередь сразу выстраивалась от телецентра до Рижского проспекта. Я не шучу, так и было. 
 

Такие выборы

«Золотой век» регионального телевидения, по оценке нашего собеседника, пришелся на 90-е годы. Ветер перемен к тому моменту превратился в цунами, захлестнул свежеиспеченное государство выборами всех мастей и калибров. Кандидаты изощрялись в саморекламе, заполоняя теле- и радиоэфир сотнями предвыборных роликов. Устраивали словесные баталии в прямом эфире и поливали друг друга грязью. Увлекательное ток-шоу регулярно повторялось во всех регионах страны, разнились только фамилии действующих лиц. Причем, если кандидаты менялись, политтехнологи всюду были одни и те же. К примеру, на счету у Владимира Толкачева не меньше десятка выборных кампаний. В Красноярском крае он помогал избираться на пост губернатора Алексею Лебедю (младшему брату небезызвестного генерала Лебедя), который тогда возглавлял правительство Республики Хакасия. Правда, эта кампания закончилась досрочно. Лебедь за день до выборов снял свою кандидатуру. Зато кампания в Оренбурге закончилась чистой победой кандидата, в поддержку которого работал пскович. 

Во время предвыборной кампании Лебедя.

– Мы играли против действующего губернатора. Было сложно. Я предложил дословно расшифровать его речь и опубликовать ее в таком виде. Получилась полная абракадабра. Причем это были не вырванные из контекста слова, а несколько абзацев сплошного текста, состоящего из несвязных, обрывочных мыслей. Этот разорванный клубок мыслей-ниток разошелся на цитаты. Над губернатором стали смеяться. Более того, нашли тогда дипломированного психиатра, который по стенограммам выступлений поставил диагноз о серьезной болезни. Не знаю, можно ли это считать «черным пиаром»… Но тогда это сыграло. Его просто засмеяли, и, конечно, он проиграл. Это была шикарная победа.
 

Политчастушки

На ниве предвыборного пиара пригодилось давнее увлечение псковского газетчика – сочинять политические эпиграммы. Сатирические вирши, исполненные на манер частушек, пригодились на выборах в областное Собрание Алексею Севастьянову. 

– Как-то написал штучек 20 четверостиший, предложил Алексею Анатольевичу сделать из них частушки. Ему понравилось, и идея сработала. Тогда он победил с большим отрывом. 

Шарж «Переходный возраст».

Эпиграммы, стихи, написанные «между злостью и лестью», по-прежнему неизменное хобби журналиста. Появился у Владимира Толкачева соавтор – молодой художник Алексей Поднев, он по эпиграммам рисует забавные шаржи. Герои эпиграмм – люди, как правило, известные (политики, чиновники, бизнесмены). «Досталось» и родному ТВ. Ему посвящен шарж «Переходный возраст», который был презентован на первом в Пскове антителевизионном фестивале «Слезы Зворыкина».
Запах войны

– Мне нравилось работать на телевидении, хотя не все было гладко. В том же 95-м мне пришлось встречать гроб Валентина Януса из Чечни. Я до сих пор помню приземление военного самолета. Открывшийся люк, раненые десантники, стоящие в глубине гробы. Этот запах войны до сих пор у меня в памяти, я его слышу. Меня провели наверх мимо солдат. Они стоят, слезы на глазах, в руках кружки алюминиевые со спиртом – чокаются счастливые, что вернулись из того ада. Это не описать словами. Потом в память о Валентине мы сделали фильм «Необъявленная война». Это высочайшая документалистика. Ничего более настоящего про войну я не видел. 
 

Не навреди

В «нулевых» региональное ТВ залихорадило. Председатели сменялись один за другим, началась текучка кадров. Владимир Толкачев перешел работать на областное радио. Говорит, что засиживаться на одном месте нельзя, надо иногда себя «встряхивать». 

– Мне кажется, что радио сейчас отыгрывает те позиции, которые были раньше, полвека назад. Помните, когда-то в каждой избе была радиоточка. Среди СМИ радио было на первом месте, затем газета – «Псковская правда» с тиражом в 70 тысяч экземпляров, а уж только потом региональное телевидение. В годы перестройки ТВ резко вырвалось вперед, завоевав лидерство в СМИ. Но сейчас только ленивый не ругает российское телевидение – сериалы дешевенькие, в прайм-тайм показывают странные «хихикающие» шоу. Не интересно это все. А радио, наоборот, начинает дышать по-особому. Я имею в виду радио разговорного жанра. Не случайно в Пскове появилось «Эхо Москвы», пришел «Маяк». Природа не терпит пустоты. Разговорное радио занимает свою нишу.

Да и в целом журналистика, по мнению Толкачева, весьма перспективная профессия. Необходимая обществу. Несмотря на то, что в народе успел сложиться негативный образ «желтой прессы», «продажных журналистов» и просто «журналюг».

– Журналистика, если и умрет, то одной из последних профессий на земле. Это точно. Она сейчас, может быть, менее востребована. Но это еще ни о чем не говорит. Сегодня так, а завтра случится по-другому. Я верю в светлое будущее журналистики. И в Пскове есть «золотые перья». Их мало, но с десяток человек я могу назвать. Хорошо пишут. Но, что удивительно, если гонят «заказуху» за деньги, это не работает. А когда пишут от души – работает. Материал, как и эфир, живет по-разному. Если ты сделал передачу с настроением, она найдет аудиторию – из соседней комнаты человек прибежит посмотреть и послушать. Поэтому я скажу так: нужны деньги – пиши, зарабатывай. Тем более если это редакционное задание. Написать заявление и уволиться легко, а на что жить-то? У нас не такой большой рынок СМИ, а сменить профессию или бросить – тоже жалко. Поэтому ищи свою нишу и работай. Главное, соблюдать известный принцип «не навреди». 
 

Без эпиграмм

Разговор о судьбах журналистики завершается на крыльце Дома радио. Отсюда открывается отличный вид на Тюремный замок, где ныне располагается следственный изолятор. 

– У меня глубокое убеждение, что в обществе не хватает настроения. Это как раз то, чем я занимаюсь. Политических эпиграмм, анекдотов маловато. Не хватает доброй иронии, разговоров человеческих. И еще, я не вижу вектора национальной идеи, даже регионального масштаба. Что же нас все-таки объединяет? Народная программа и ее задачи – это хорошо, но это двухмерная модель, плоская. Идея должна быть в 3D-формате. Например, в псковском СИЗО по молодости отбывал срок основатель КВН Александр Масляков. Он, правда, во всех интервью открещивается от этого. Но я уточнял у сотрудников изолятора, это правда. По слухам, сидел он здесь в 70-м году. Или за контрабанду, или за продажу кавээновских шуток – этого никто не помнит. Не в этом дело. Организовать экскурсию в Тюремный замок, в камеру Маслякова – туристы повалят смотреть. Самое настоящее 3D-настроение получится.
 

Коротко обо всем

О выборах

– Хорошо, что выборы-2014 завершились победой Андрея Турчака. Перемены еще не созрели: нет ситуации, нет соперников. Нынешнее политическое поле у нас голое.

О журналистике

– Самая плохая работа для журналиста – быть начальником. Вот тогда точно душу продаешь. 

О семье

– С женой Ларисой мы вместе 39 лет. Как нашли друг друга? Да бог его знает как, посмотрели друг на друга да и нашли. Она удивительный человек, непоседливый, заряженный на работу и движение. Умеет и похвалить, и покритиковать. И строжит меня – то ремонт затеет делать, то в турпоездку соберется. Одно время она работала в гостиничном бизнесе, у нее это хорошо получалось. Со временем я вижу в ней все больше достоинств. По молодости я не отдавал себе отчета, а сейчас все чаще вижу, что она проявляла правильную политику в отношении меня. Может быть, благодаря ей мы столько времени прожили вместе.

О спорте

– Спортом я стал заниматься благодаря литовскому режиссеру Эймунтасу Някрошюсу. Давным-давно побывал на одной из его постановок в молодежном театре в Вильнюсе и узнал, как он работает с актерами. Он требовал от них заниматься физподготовкой, поскольку без этого актер не может очистить свои эмоции и пропитаться ролью. В чем-то меня это зацепило. 

Я поверил, что надо быстро идти в спортзал. 

И с тех пор не бросаю. Мои хобби – тренажерный зал, шахматы и стихи.
 

Кстати

Гипсовый бюст Толкачева, высотой в полметра и весом в полпуда, производит неизгладимое впечатление. Да и сходство некоторое имеется. Во время одного из рабочих интервью Владимир Толкачев попросил псковского скульптора Николая Миронова рассказать о его творениях, а тот, недолго думая, показал процесс отливки скульптур на практике – «от» и «до». На примере рьяного репортера. 


– Получилось похоже, вот только до бронзы дело не дошло. Не успел я «забронзоветь», – шутит Владимир Толкачев, вспоминая одно из самых необычных интервью в своей жизни.

А вообще с бюстом смешно получилось. В те годы в редакции «Псковской правды» раскритиковали за «партийную нескромность», жена тоже не разрешила принести. Сказала, что памятникам дома не место. Пришлось бюст прятать на рабочем подоконнике за занавеской. Где он счастливо хранится и по сей день.
  Автор: Елена Ковалева

  Подпишись на нас в соцсетях

Другие новости:

Музей-усадьба сето в Печорском районе приглашает на очередные семейные встречи
Глава Пскова Иван Цецерский встретился с жителями дома на улице Пушкина
День государственного флага России отпразднуют во всех муниципалитетах Псковской области
В фестивале «Киномания на Великой» будет участвовать фильм совместного производства Россия-Индия
Роспотребнадзор зафиксировал снижение смертности от отравлений алкоголем на 20%
Мужчину с двумя ожогами на груди три года ищут в Пскове
Где нельзя собирать и в чем нельзя солить грибы рассказали псковичам в МЧС
Автобус, сенохранилище и баня горели за сутки в Псковской области
В Ваулино за кубок псковского губернатора побегут спортсмены из 50 городов