Политика   Экономика   Общество   Культура   Происшествия        

«За Родину», «За Сталина»

Как без опыта и оружия организовать подпольную работу в районе, где все тебя знают в лицо

9 августа 2018 года, 09:58
Фото: Николай Никитенко
0

Всю ночь метавшийся в простудной горячке партизан забылся на теплой печке тяжелым сном. Рано утром в дом ворвались каратели из красноармейцев, перешедших на сторону врага. Партизан схватился за оружие, но его остановил изуверский прием одного из карателей: он поймал хозяйскую трехлетнюю дочь и, прикрываясь ею, двинулся к печке. Увидев прямо перед собой широко раскрытые, испуганные глаза ребенка, партизан опустил пистолет.

«ЛИЧНО ВОЗГЛАВИТЬ ...»

…Уже к концу третьей недели войны передовые фашистские части подошли к границе западных районов Калининской (ныне Тверской) области. Выполняя директивы обкома партии, местные партийные и советские руководители занимались вопросами мобилизации в Красную Армию людских и материальных ресурсов, эвакуацией вглубь страны народного имущества и населения, формировали истребительные отряды, подбирали людей для подпольной работы, а когда создавалась непосредственная угроза оккупации — отступали с советскими частями в тыл.

Когда немцы входили в Невель, 16 июля 1941 года группа партийно-хозяйственного актива во главе с первым секретарем райкома ВКП(б) Сергеем Ивановичем Мусатовым направилась в район Великих Лук. Предполагали: встретившись с представителями обкома, они получат указания, что делать дальше. Одни мечтали побыстрее встать в ряды Красной Армии и отправиться на фронт, другие, имевшие проблемы со здоровьем, — найти применение своим силам в тылу.

Однако вскоре с этими мыслями пришлось расстаться: ситуация круто изменилась после принятия постановления ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 года «Об организации борьбы в тылу германских войск», которой предписывалось «на месте» самим руководителям партийных и советских организаций «лично возглавить» борьбу «в занятых немцами районах», придать ей «широкий размах и активность». Это означало, что необходимо возвращаться в свой район, где уже хозяйничали фашисты.

Многих одолевали сомнения: как налаживать подпольную работу, если тебя все знают в лицо от мала до велика, если нет опыта.

Как организовать партизанскую борьбу, если не создана материальная база, нет оружия? Да и многим тогда еще казалось, что пройдет несколько недель, в крайнем случае месяц-другой, — и врага остановят, а затем погонят прочь.

Под Великими Луками, где больше месяца части 22-й армии сдерживали фашистские полчища, представителями Калининского обкома партии было сформировано из партийно-хозяйственного актива Себежского, Пустошкинского, Опочецкого и других районов несколько отрядов и групп, получивших «специальные задания», о которых знали лишь посвященные: перейти линию фронта и вернуться в свои районы для организации партизанской и подпольной борьбы. В числе таких групп была и Невельская во главе с первым секретарем райкома партии Сергеем Мусатовым.

ВЫШЛИ В СОВЕТСКИЙ ТЫЛ

Вначале группа была оформлена как партизанский отряд № 162 и насчитывала в своем составе 22 человека. Однако после нескольких неудачных попыток перейти линию фронта несла потери. К тому же настойчивые просьбы райвоенкома Иванова, командира группы, и некоторых других были удовлетворены — они ушли в армию. В результате в начале сентября 1941 года на оккупированную территорию добрались только шестеро — во главе с Мусатовым.

Чтобы глубже изучить обстановку, установить широкие связи с населением, по предложению руководителя разделились на две группы — по три человека в каждой. С Мусатовым остались председатель райисполкома Андреев, второй секретарь райкома Федоров. Они направились в Комшанский, Стайковский, Борисоглебский сельсоветы. Другую группу возглавил второй секретарь райкома партии Михаил Миронович Шатухо. В нее вошли Иван Никанорович Петров — начальник райотдела НКВД, Евгений Францевич Янковский — довоенный руководитель школы механизации. Зоной деятельности группы были определены Феневский, Трехалевский, Воробьевский сельсоветы.

Петров И. Н. (фото из личного дела).
Фото из личного архива автора
Группа Мусатова провела на оккупированной территории несколько недель. Она установила связи с надежными людьми, разъясняла положение дел на фронте, организовала работу среди населения по укрытию от немцев общественных фондов (зерна, скота), но закрепиться для активных действий не смогла и в конце ноября 1941 года вышла в советский тыл. Впрочем,

не готовы к действиям в тылу врага оказались и большинство партизанских отрядов и групп Калининской области, заброшенных на оккупированную территорию в условиях надвигавшей суровой зимы, отсутствия связи с центром и материальной базы — условий для жилья, питания, боеприпасов. Часть партизан погибла, другие, стремясь сохранить людей и связи в немецком тылу, вышли на советскую территорию.

Однако боевой опыт не пропал даром. В начале 1942 года на партизанскую и подпольную борьбу с оккупантами собирались новые силы. В их рядах был и Сергей Мусатов, утвержденный обкомом в должности первого секретаря Невельского подпольного райкома партии и во главе его в марте 1942 года направленный на оккупированную территорию. Он стал комиссаром отряда «За Сталина» (командир Логунов), который действовал в так называемой «нейтральной зоне», на границе Великолукского и Невельского районов. Отряд вел активную боевую работу, имел тесные связи с населением, с командованием 31-й курсантской бригады, которая держала оборону на этом участке Калининского фронта.

В одной из стычек с карателями, внезапно напавшими на партизан, Сергей Мусатов с небольшой группой принял бой и погиб. Вскоре он был представлен к высшей государственной награде — ордену Ленина (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 марта 1943 года награжден орденом Красного Знамени посмертно). В послевоенное время перезахоронен на центральном воинском кладбище Невеля.

Мусатов С. И. (довоенное фото).
Фото из личного архива автора

«НАША ГРУППА ПРЕОДОЛЕЛА ТРУДНОСТИ ...»

О деятельности группы Михаила Шатухо ни в 1941, ни в 1942 годах обкому партии не удалось получить каких-либо сведений. Сам он и члены его группы в документах и отчетах значились пропавшими без вести.

Лишь летом 1943 года, когда в Калинин прибыл на лечение с оккупированной территории Янковский, к тому времени воевавший в составе 2-й Калининской партизанской бригады, картина стала проясняться. Он подробно доложил секретарю обкома Воронцову о деятельности группы, составил два подробных письменных отчета.

В частности, Янковский сообщал, что к ноябрю 1941 года им удалось создать партизанские группы в Трехалевском, Феневском и Воробьевском сельсоветах, объединявшие свыше 40 человек, установить связь с надежными людьми в Невеле. Несколько раз выводили из строя немецкие линии связи, сожгли деревянный мост на большаке Таланкино — Новосокольники, склад с горючим на аэродроме близ станции Изоча. Удалось установить радиоприемник и наладить выпуск листовок для населения, сорвать немецкие мероприятия по заготовкам скота.

Как выяснилось, Янковский в январе 1942 года, уходя от преследования карателей, сильно обморозился и вынужден был скрываться у родственников в Пустошкинском районе, а летом 1942 года примкнул к появившимся в этих местах калининским партизанам. К тому времени ему удалось узнать, что в январе немцами были арестованы Петров и его группа из 22 человек в Феневском сельсовете. Однако о судьбе Шатухо сведений по-прежнему не имел.

Подлечившись, Евгений Янковский попросил командование 6-й бригады перебросить в район прежней деятельности. Он был назначен командиром отряда «За Родину» 6-й партизанской бригады (этот отряд предстояло «собрать» как раз в тех местах, где зимой 1941-1942 годов свирепствовали каратели). Командовал отрядом до мая 1943 года, а затем по болезни был отправлен за линию фронта, в госпиталь.

М. М. Шатухо (довоенное фото).
Фото из личного архива автора
Ему по-прежнему не давала покоя тайна вокруг командира группы. Узнав адрес семьи Михаила Шатухо, находившейся в эвакуации в Татарии, он написал его жене перед возвращением на оккупированную территорию: «Район моей деятельности — те самые сельсоветы, где в 1941 году работали вместе с Миронычем. Я, конечно, делаю все возможное, чтобы разыскать или узнать, где он находится…» И наконец, сообщает жене боевого товарища то самое важное, что может утешить ее, а сыну даст основание гордиться своим отцом: «О нашей работе с Михаилом Мироновичем я мог бы многое рассказать, но в письме этого делать нельзя. Хочу отметить только, что энергия и организаторский талант Мироныча много содействовали тому, что из десятков групп, ушедших в тыл врага, только наша группа преодолела трудности в тот период и развернула большую деятельность на пользу Родине…»

После соединения партизанской бригады с советскими частями Янковский стал председателем горсовета в только что освобожденном в октябре 1943 года Невеле.

СЛОЖИЛАСЬ ПОБЕДА

Уже после войны в руки работников госбезопасности попал документ, свидетельствовавший об активной работе группы Михаила Шатухо.

В декабре 1941 года бургомистр Воробьевской волости доносил начальнику невельской полиции: «По Воробьевской волости в настоящий момент днем и ночью действуют банды во главе с Шатухо группами по 15-20 человек, иногда больше. Местное население поддерживает их. Бороться с ними мы не в силах. Охрана, которая имеется на станции Изоча, малочисленная и трусливая. Самыми опасными местами, где находятся партизаны, являются деревни Емельяниха, Боровички, Речки, Воробьево и Трощилово. Прошу оказать помощь в ликвидации партизан и наведении порядка».

Из всей группы лишь Иван Никанорович Петров (он, напомним, до войны возглавлял райотдел НКВД) был профессионалом, наиболее подготовленным к работе в условиях оккупационного режима. Он неутомимо подбирал надежных людей, налаживал агентурную сеть, готовил и проводил диверсионные акты, создавал тайники оружия и боеприпасов. И хотя Невельский район был еще мало ему знаком (Петров был переведен на работу всего за три месяца до начала войны), большая работоспособность и немалый опыт позволяли преодолевать трудности. С 1932 года он был на комсомольской работе в Калинине, а затем направлен на работу в органы НКВД. Благодаря активности и инициативе Ивана Петрова круг людей, которые, рискуя жизнью, вступали в схватку с врагом, саботировали мероприятия немецких властей, становился шире.

С наступлением декабрьских холодов Иван Петров обосновался в Феневском сельсовете. Довоенный его председатель Фёдор Эрастович Баранов и секретарь сельсовета Егор Христофорович Фоменко, живший в деревне Никониха, оказались надежными, преданными советской власти людьми. Они составили ядро организации, которая проводила скрытую, незаметную для чужих глаз работу по срыву мероприятий оккупационных властей, внедряла на службу к ним своих людей, готовила народ к вооруженной борьбе. Петров собрал несколько групп окруженцев и помог им организованно подготовиться к переходу линии фронта.

Из таких вот как будто малых дел, совершаемых день за днем, набирала силу и складывалась наша Победа!

ДВОЕ «ПЛЕННЫХ»

Однако и немецкие карательные органы активизировались, в частности, отряд тайной полевой полиции, который имел основную базу в Пустошке, но выезжал на операции против партизан и облавы мирных жителей в Невельский, Идрицкий и другие районы. В рядах карателей особую активность проявляли двое бывших военнослужащих Красной Армии, которые, оказавшись в окружении, добровольно перешли на службу к врагу. Они фигурировали как «Мишка-пленный» и «Сашка-пленный». Распутывая десятилетия спустя следы их злодеяний, старший следователь Псковского областного управления КГБ Кириллов установил многие факты преступной деятельности этих активных фашистских пособников. В том числе — карательные операции против патриотов, действовавших в Невельском районе, аресты мирных жителей в Феневском и Трехалевском сельсоветах, а также Ивана Петрова и членов его группы.

Последней явкой для Ивана Никаноровича Петрова стала деревня Никониха. Его приход сюда, в дом Фоменко, не остался незамеченным. В середине 1990-х годов его вдова Мария Тимофеена, неотлучно всю свою жизнь прожившая в родной деревне, рассказала мне, как это случилось. Рано утром, когда метавшийся всю ночь в простудной горячке Петров забылся на теплой печке тяжелым сном, в дом ворвались каратели — «Сашка» и «Мишка». Чекист схватился за оружие, и неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не изуверский прием одного из карателей: он поймал хозяйскую трехлетнюю дочь Веру и, прикрываясь ею, двинулся к печке. Иван Никанорович увидел прямо перед собой широко раскрытые, испуганные глаза ребенка и опустил пистолет.

Палачи знали, с кем имеют дело. Несколько дней пыток в Пустошкинском отделении ГФП не сломили Ивана Петрова. Он был расстрелян в январе 1942 года на окраине Пустошки, предположительно там, где каратели расправлялись с другими патриотами — в урочище Осиновый Рог. Крепким орешком оказался для палачей и Егор Фоменко, которого постигла та же судьба. После казни полицай проболтался: «На иглы ставили, а он молчал…»

РАЗЫСКАЛИ ЧЕКИСТЫ

О судьбе Михаила Шатухо ничего не было известно вплоть до освобождения Невельского района. Лишь в первой половине 1944 года Калининский обком ВКП(б) сообщил его жене Любови Семёновне: «Установлено, что Ваш муж Шатухо Михаил Миронович при выполнении специального задания 3 февраля 1942 года погиб в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами за нашу социалистическую Родину и похоронен между деревнями Воробьево и Речки….». После Победы прах его был перезахоронен на центральном воинском кладбище в Невеле — там же, где и его боевого соратника Сергея Мусатова. На их общей могиле был установлен обелиск, на нем высечены их имена. Место захоронения Ивана Петрова до сих пор неизвестно, его имя увековечено в Книге памяти сотрудников органов контрразведки, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны.

Карателей же (их подлинные имена были установлены, но здесь не называются. — Прим. авт.) настигло возмездие: «Сашка-пленный» был уничтожен партизанами еще во время войны, а «Мишку», скрывавшегося под чужой фамилией на Украине, разыскали псковские чекисты в 1960-е годы, и он понес суровое наказание.

***

Когда мы произносим слово «подвиг», то подразумеваем нечто высокое, жертвенное, выдающееся. Вряд ли кто-то из героев моего повествования назвал бы сделанное в борьбе против немецких оккупантов подвигом — сражались все, и они тоже делали свое дело как умели, как могли.

Но надо отдать должное тем людям, которые посылали их на выполнение «специального задания». Все трое: и Михаил Миронович Шатухо, и Иван Никанорович Петров, и Евгений Францевич Янковский были представлены к государственным наградам, и все трое удостоены орденов Отечественной войны 1 степени — одним Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1946 года. Первые двое — посмертно.

Это значит, что Родина посчитала сделанное ими подвигом. 


На главном фото: Фоменко Е. Х. (снимок сделан в 1930-е годы, во время службы в армии).

  Подпишись на нас в соцсетях

Комментарии

Авторизация
No comments
  • Почти полтонны мясной продукции без холодильника пытались провезти в РФ из Белоруссии
  • Жители Псковской области покажут свои таланты на Парадельфийских играх в Ижевске
  • Выездная приёмная прокурора Псковской области будет работать завтра в Себеже
  • Изменилось время заезда в псковский аэропорт автобуса по маршруту №4
  • Женщины-насильницы задержаны в Пскове и заключены под стражу
  • 22 октября

  • Облачная погода и небольшой дождь ожидаются завтра в Псковской области
  • Началось восстановление сорванной в 2015 году кровли за Троицким собором (ФОТО)
  • Светлана Баранова: Все очень тепло отзываются о Псковской земле и уезжают отсюда с неизгладимыми впечатлениями
  • Псковичам напомнили, что МЧС России предоставляет госуслуги в электронном виде
  • Кражу алкоголя и автомобиля раскрыли великолукские стражи порядка
  • Артем Васильев избран и.о. координатора псковского регионального отделения ЛДПР
  • Tele2 увеличила скорость мобильного интернета в три раза
  • Для врачебно-физкультурного диспансера Псковской области закупается оборудование
  • Неповторимую текстильную картину мира представит псковичам художник из Петербурга
  • За нападение с ножом на полицейского псковича лишили свободы на три года
  • Псковский самбист завоевал первое место на соревнованиях в Санкт-Петербурге
  • Юных талантов из Псковской области приглашают на конкурс «Ты супер!»
  • За повторную «пьяную» езду в Стругокрасненском районе петербуржца привлекли к уголовной ответственности
  • 21 октября

  • Полиция ищет неизвестного водителя, совершившего ДТП
  • В Пскове изменилась организация движения на одном из оживленных перекрестков
  • Сегодня ночью загорелся многоквартирный дом на ул.Советской в Пскове
  • Михаил Ведерников поздравил работников дорожной отрасли с профессиональным праздником
  • Сегодня в Ваулиных Горах пройдет мотокросс
  • Движение по улице Л.Толстого в Пскове будет закрыто
  • Полиция ищет очевидцев ДТП
  • 20 октября

  • Новые машины скорой помощи получат 13 районных больниц
  • В эту субботу четыре участка псковских автодорог будут представлять особую опасность
  • До 12 градусов тепла обещают в регионе сегодня
  • 19 октября

  • Победитель конкурса на приватизацию «Псковавиа» предложил 55 млн рублей
  • 18 октября

  • Небольшой дождь предсказывают синоптики псковскому региону 19 октября
  • Общество / Закон

    Юлия Шарипова 23 октября 11:18

    Позолоти ручку

    Гадалкам, попрошайкам и навязчивым продавцам придется раскошелиться в пользу областного бюджета